Дэвид Митчелл. Тысяча осеней Якоба де Зута

Дэвид Митчелл (род. 1969)
Тысяча осеней Якоба де Зута, 2010

David Mitchell. The Thousand Autumns of Jacob de Zoet

"Тысячу осеней Якоба де Зута" Митчелла можно смело отнести к категории интеллектуального романа. При всей своей любви к Японии я бы не назвала эту книгу литературным шедевром, но она очень интересна благодаря многочисленным и очень хорошо выверенным деталям.  В одном из интервью Митчелла я наткнулась на такую фразу: "It was tough. It almost finished me off before I finished it off." ("Это было сложно. [Этот роман] почти добил меня прежде, чем я добил его.") В это охотно верится, потому что "Тысяча осеней..." предлагает читателю полное погружение в иную историческую реальность. 


Уже сам по себе выбор места действия – рубеж XVIII-XIX веков, закрытая голландская фактория на территории японского острова Дэдзима – диктует определённый настрой повествованию. Сюжет романа разворачивается на фоне деятельности сотрудников Голландской Ост-Индской компании, основанной в 1602 году. 

 

На изображениях ниже можно увидеть флаг Голландской Ост-Индской компании (Verenigde Oostindische Compagnie, или VOC), а также работу японского художника Кавахара Кэйга (русскоязычная Википедия говорит что-то про голландцев, занимающихся астрономией – не верьте). На самом деле здесь с телескопом в руках изображён немецкий медик и естествоиспытатель Филипп Франц фон Зибольд (1796–1866). Женщина позади Зибольда – его "японская жена" Кусумото Отаки с дочерью Кусумото Инэ. А наблюдают собравшиеся за тем, как многочисленные лодки буксируют голландский парусник к острову Дэдзима. 

 

 

 

Дэдзима был искусственным островом и занимал территорию в 1,31 га. Японцы насыпали его в гавани Нагасаки между 1634 и 1636 годами. Изначально здесь должны были поселиться португальцы, которые первыми из европейцев открыли Японию, однако ввиду разных политических факторов (и в особенности после восстания христиан в Симабара в 1637–38 г.) португальцы были изгнаны из страны. В результате в 1641 году их место на острове Дэдзима заняли голландцы, присутствие которых в Японии продолжалось до 1856 года. Всё это время голландцы оставались единственными европейцами, кому вообще разрешалось находиться на территории страны (пусть даже на искусственном острове). Христианство в Японии находилось под строжайшим запретом, и голландцам приходилось скрывать своё вероисповедание.

– "...в тысяча шестьсот тридцать восьмом году этот языческий двор без малейших угрызений совести обязал голландцев пройти чудовищную проверку – что для них важнее, приказы сёгуна или любовь собратьев-христиан. Чтобы послужить империи, они должны были способствовать уничтожению местных христиан, которых осталось около сорока тысяч..." <...>

– Я знал, что голландцы – гнусные скоты <...>, но чтобы они стали убивать христиан ради разрешения на торговлю – прямо в голове не укладывается. Почему бы тогда и родную мамочку не продать вивисектору?

Впервые опубликованный на английском в 2010 году, роман "Тысяча осеней..." был переведён на русский язык и выпущен в 2013. По всей видимости, первый перевод нельзя было назвать идеальным, и в 2017 году книгу перевели снова. В версии, на которую я даю ссылку, все японские термины написаны с безукоризненной точностью и, что особенно приятно, книга снабжена подробными комментариями. 

Аннотация:

 

"В новом переводе – великолепный роман современного классика Дэвида Митчелла, дважды финалиста Букеровской премии, автора таких интеллектуальных бестселлеров, как "Сон №9", "Облачный атлас" (недавно экранизированный Томом Тыквером и братьями Вачовски), "Голодный дом" и другие. Дэдзима – крошечный островок под боком у огромной феодальной Японии, голландская торговая фактория. Япония – крошечная островная страна под боком у целого огромного мира, от которого она отгородилась на несколько веков и который желает урвать от нее лакомый кусочек, и голландская фактория – единственное окно в этот мир. На Дэдзиму – обиталище хитроумных купцов, коварных переводчиков и дорогих куртизанок – прибывает молодой клерк Якоб де Зут. За пять лет он должен заработать состояние достаточное, чтобы просить руки оставшейся в Роттердаме возлюбленной – однако на Дэдзиме его вниманием завладевают молодая японская акушерка Орито и зловещий настоятель далекого горного монастыря Эномото-сэнсэй…"

Автор: Дэвид Стивен Митчелл

David Mitchell. The Thousand Autumns of Jacob de Zoet
Формат издания: 140x210
Количество страниц: 640
Год выпуска: 2017

Оригинальное издание: 2010
ISBN 978-5-389-11622-1
Тираж: 5000
Издательство: Иностранка
Переводчик: Майя Лахути

Купить (OZON)

Поскольку действие книги разворачивается в основном на острове Дэдзима, мне кажется интересным привести здесь несколько планов острова. Размеры Дэдзимы составляли всего лишь 120 на 75 метров. А вот какие строения здесь располагались (материал из русскоязычной Википедии):

 

1. Комната капитана (カピタン部屋) 2. Комната старшего надзирателя (乙名部屋) 3. Комната переводчиков (通詞部屋) 4. Кухня (料理部屋) 5. Комната наблюдателя (検使部屋) 6. «Водяные ворота» (水門) 7. Причал (荷揚場) 8. Кладовка А (イ之蔵) 9. Кладовка В (ロ之蔵) 10. Комната хирурга-голландца (外科蘭人部屋) 11. Главные ворота (表門) 12. Спальня (花園玉突場) 13. Сад и огород (花畠) 14. Сторожка (番所) 15. Прачечная (洗濯場) 16. Комната мещан (町人部屋) 17. Свинарник (豚小屋) 18. Коровник (牛小屋) 19. Плотницкая (大工小屋) 20. Место объявлений (制札場)

Ниже можно увидеть ещё одну карту-схему Дэдзимы. В 1957 году исторические здания острова были воссозданы японским правительством и на фотографиях можно увидеть макет острова, а также то, как это место выглядит сейчас. В одном из интервью Митчелл признавался, что интерес к теме присутствия голландцев в Японии посетил его именно во время случайного визита в музей Дэдзимы.

Этот роман будет интересен, если вы хотите узнать, как японцы заимствовали знания о европейской цивилизации, каким был быт обитателей голландской фактории, какую роль имели женщины в японском обществе и что конкретно изучали учёные-рангакуся – специалисты по голландской науке. Но если резюмировать идею книги, хотя она и начинается как типичный любовный роман в нетипичной исторической обстановке, центральной темой «Тысячи осеней» является вовсе не любовь, но такие понятия как долг и честь.

 

Что такое моральные принципы для японца? А для европейца? Продолжают ли эти принципы действовать в Японии, когда ты находишься за тысячи километров от своей родной страны? Можешь ли ты совершить сделку с совестью ради денег? А если на кону стоит твоя жизнь? 

– У человека есть не один долг, и...

Он не может подобрать нужных слов и вновь просит помощи Ивасэ.

– Господин де Зут говорит, ваше превосходительство, что его третий долг – подчиняться начальству. Его второй долг – защищать флаг своей страны. А его первый долг – слушать свою совесть, потому что совесть дал ему Бог. Тот Бог, в которого он верит.

"Иностранное понятие о чести", – думает Сирояма и приказывает писцам не записывать эти слова.